Вклад на будущее

Деревенский модерн из Талдома…Белые наличники на небольшом деревянном доме, обшитом голубой шероховатой вагонкой, трудно не заметить: все остальные дома здесь скрылись за громкими жестяными заборами, которые в Подмосковье наступают как-то особенно немилосердно.

Рядом ковыряют землю двое парней в комбинезонах. Подхожу.

— Здравствуйте, — говорю. — А можно наличники у вас сфотографировать?
 
Один что-то тихо говорит другому, тот, не отрываясь от лунки и коловорота, машет и кивает в сторону огорода, откуда как раз выходит пожилой довольно дед, почему-то похожий на Николая Дроздова в тельняшке, только пошире раза в два. Он уже видит направленный на него жест и, подходя ко мне (и энергично вытирая руки какой-то страшной тряпкой), интересуется: «Хотел чего?»
— Да, — говорю. Наличники сфотографирую, вы не против?
— Пфф, чего… Да хоть обсымайся. А на кой они тебе старые, некрашеные? Крошатся они. Ты режешь сам? 
— Нет, — качаю головой. — Не пробовал. Пока только фотографирую, — и показываю камеру.

Дед выходит, с интересом смотрит, как я снимаю. Неожиданно спрашивает:
— Куришь?
— Нет, — отвечаю.
— Молодецкой, — он одобрительно кивает и, нетерпеливо, уже жуя сигарету,  хлопает себя по карманам.

Я на некоторое время «подвисаю» с трудом соображая, что «молодецкой» — это, наверное, производное от «молодец какой». Старик тем временем, так ничего у себя и не найдя, вытаскивает сигарету и зажимает её в кулаке.

— А я вот как закурил в четырнадцать, так и вот. Шестьдесят два года уже шурую. За наличники ты вовремя приехал: забор, вишь, ладим? Скоро ничего не видать будет твоих наличников.
.
До меня наконец доходит, что лунки, которые ковыряют немногословные парни, продолжают линию заборов соседей справа и слева, а значит и этот дом скоро скроется за такой же коричневой (как справа) или зеленой (как слева) рифлёной стеной.

— Слушайте, а зачем вам забор? — спрашиваю я в лоб.
— А ну как же? Нынче нельзя без забора.
— Почему, нельзя? Раньше жили же…
— Раньше! Пфф… — он как-то презрительно фыркает. А теперь нельзя. И чем выше, тем лучше. Я два шестьдесят заказал. 

Мы молчим. Я представляю себе такой забор — у соседей в обе стороны, наверное, лишь на полметра меньше. Дед садится на плиты и продолжает развивать мысль.

Раньше ж как было: все вместе были. Я тут всех знал, всю улицу, — он начинает перечислять имена и фамилии тех, кто тут жил, все дома по порядку. — Тут было… у Николай-Никанорыча инфаркт тогда случился, куды бечь? У нас телефона тут нет. К соседям. Те раз-два, побежали, машину, договорились как-то, всё порешали. 
— Это в смысле сейчас? Или…
— Это тогда я говорю. Сейчас чего — у меня мобильный, сын подарил. Но я за что говорю — тогда к соседям бежали и знали всё обо всех. Человек не один жил. И это работало. А теперь что? Кто живёт вот тут? — он показывает на забор за моей спиной. — Ты не знаешь? (я улыбаюсь) И я не знаю. Привозят материалы, стучат там. Кто стучит, чего стучит? Раньше новый человек появлялся как, приходил, представлялся. А теперь нет этого… нет…

Дед сидит на бетонных плитах с прямой спиной и теребит сигарету.

— Сейчас время такое — всё сам. Надеяться нема на кого. Заболел — сам лечись, никому нет дела. Воры лезут? Сам, всё сам. Тут шуршали одни (нас тут зимой трое всего живёт, я приглядываю)… звоню в милицию, в полицию, так там ещё дозвониться надо! Это когда такое было, чтоб в полиции автоответчик был? Ну, это… ладно, звоню. «Мы записали вашу жалобу, ожидайте». Ну, я и ожидаю. Скоро три года уж: «Ожидайте»…

Дед молчит, мне тоже сказать нечего. В конце концов, не выдерживаю, спрашиваю:
— А чего они шуршали-то?
— Известно чего… сейчас такое время, что надеяться только на себя. Полиции тут нет, врача нет, той нет, этого нет… Старость пришла? Ну, а что ты хотел? Пенсию тебе? Ишь, чо удумал. Шуруй-помирай, о чем ты раньше думал? Сани надо было летом готовить.
— Что, — говорю, — неужели пенсию не платят?
— Пфф… Нет, они платят, платят. Я не буду говорить сколько — стыд один. Вот я тебе так скажу: я много чего сделал не так, неправильно сделал… Много было… а единственный ещё с тех времён вклад, который… — старик упирается руками в колени, явно собираясь вставать, и вдруг резко меняет тему разговора:
— У тебя есть дети?
— Есть, — отвечаю. — Две дочки.
— Это хорошо, дочки, только нужен сын, понял? Вот будет тебе как мне, тогда спасибо скажешь. Ну, давай-давай, шуруй за свои наличники. Вижу… Не хворай!

#впоискахНаличников #Талдом #МосковскаяОбласть #Стильмодерн
 The

Автор: ivan_hafizov

Основатель виртуального музея резных наличников

  • https://www.facebook.com/2063909103933921 Наташа По

    Всех испортил материальный вопрос.(( Раньше по доходам равны как бы были, потому и единение было. А сейчас развела всех по углам разность в доходах. Те, кто в средствах не стеснён, не будет общать с неровней. Печально.Да.((

  • https://www.facebook.com/10212392956640754 Valentina Lapochkina

    А где голубая вагонка?

    • https://www.facebook.com/508215545857483 Nalichniki

      Там Наличники оказались самыми банальными, поэтому я заменил их фотографией другого дома) прошу прощения за нестыковку)

  • https://www.facebook.com/755672547909960 Anastasia Starshova

    Логика мне не понятна,пенсия — стыд один, а на забор деньги есть? И как соседи будут друг-друга знать, если все закрываются заборами? По мне, так наоборот надо пример подавать и, если менять забор, то точно не на глухую консервную банку…