Самый красивый дом в Ливнах

…Вышедшая из ворот дома женщина с радостью подтвердила мои опасения, что это действительно единственный резной дом в Ливнах, но обрадовала, что именно в нём жил резчик:
— Это до нас ещё, мы покупали. Дядёк какой-то вон резал… Ну обычный самый, копался-ковырялся вручную, всё сам. Потому что жена его была жива, мы у неё когда покупали, интересовались, она сказала: «у вас там всё ручное, он всё делал вручную». Вот это уж давно. Давно. — Но дом послевоенный? — Конечно! Конечно! Дом послевоенный и он всё вручную это делал.

Я отхожу на пару минут в сторонку заснять-таки резьбу, от которой отвлёкся на разговор, и оборачиваюсь к хозяйке, вспомнившей о моих словах, что прямиком отсюда я еду в Елец.

— В Ельце таких домов с наличниками вам будет особенно много! Правда, Николавна? — Даа, — густым низким голосом отвечает запирающая соседние ворота крепкая дама лет шестидесяти в джинсовых шортах, футболке, с шарманкой на плече и удочками в руке. — Особенно в засосненской части, там полно! Там они все деревянные и красивые! А у нас тут один единственный дом.
— А почему ж так вышло?
— Ну во-первых, все дома пятидесятых-шестидесятых годов, — снова басит, собирающаяся на рыбалку дама, — когда бедность была. А он до войны построен, он в тридцатом году построен. У моего дома с тридцатого года купля-продажа, значит примерно они построены одновременно.
— Так он довоенный? — Да! Конечно!
— Да? А я думала послевоенный! — вступает в разговор хозяйка дома. — Вот я, Николавна, не знала! А мы-то покупали его, как построенный в шестидесятом!
— Да хватит тебе! — только машет Николавна в ответ. — Эти два дома… был вон там, Сундуковы его получили как коммунисты. Там жил дед…
— А мне-то она плела, что её дед тут резал… — это снова хозяйка.

Николавна на это только разводит руками, улыбается и ничего не говорит. Я заражаюсь её настроением и тоже смеюсь. Посмеивается и хозяйка дома, кивая и приговаривая: «Ну понятно, ну понятно». Николавна же продолжает своим чудным грудным и громким голосом:
— Он был секретарём райкома партии. Слышишь, я объясняю, как квартиры получают… Были кулаки и их коллективизация. Кулак — что такое был кулак? Который работал, вкалывал и получал как бы больше… имея при этом как и все одну лошадь. Или ещё кулачили как? — тут она (до меня это только к концу разговора дошло) использует слово «кулачить» в значении «раскулачивать», — три чугуна имеет? Надо кулачить!… Третий вариант вот Сундуков мне сам рассказывал: он был геодезистом, то есть там по средней Азии, и он говорит: «как кулачили в средней Азии, Казахстан? Имеет пять шесть жен, значит богатый» Короче… ещё вариант…

Тут она вдруг ставит свою шарманку на землю и, улыбаясь, выдаёт наконец причину, по которой столь кратко огласила нам перечень своих примеров: — Слушайте, я так с вами на рыбалку опоздаю! Это ж долго рассказывать!

Мы вместе с хозяйкой дружно смеёмся, она говорит, чтоб я уж отпустил Николавну, но я предлагаю пройтись вместе до реки: очень уж хочется понять кто, как, и главное почему, кулачил многожённых кулаков в средней азии, она однако видно всё ж решила покинуть нас, поэтому снова вешает шарманку на плечо, оправляет ремень и напутствует меня словами:
— Ты как поедешь в Елец, поедешь по дороге, увидишь много таких домов, красивых. Город Елец, он старинный город…
Тут я перебиваю:
— Ну Ливны тоже старинный, но нет же…
Послушай! — Громко останавливает она меня, снова нетерпеливо снимает шарманку с плеча, и резко ставит её на тротуар.—  Ну понимаешь, везде что-то строют, везде была коллективизация. Ведь везде рушили церкви? — она вопросительно смотрит на меня
— Ну? — нетерпеливо киваю. — Ну почему в Ельце было 33 церкви, осталось 13…

Тут она вдруг смотрит за мою спину, на дорогу, где как раз в этот момент особенно громко ревёт какой-то двигатель, и кричит: «Служу России, мой друг! Наловил рыбы?» Я оборачиваюсь, рядом с нами паркует свой мотоцикл парень лет, наверное тридцати, тоже с рыболовными снастями за спиной. Он глушит двигатель и тогда уже тише, насколько вообще позволяет этот мощный голос, она со смехом добавляет:
— Тут молодой, красивый интересуется историями и тэдэ и тэпэ и я ему рассказываю сказки. Венского леса!
Мотоциклист никак не выдает удивления и только спрашивает:
— Валентина Николавна, ты только туда или оттуда?
— Я иду туда только. Я путешественица-лягушка! — весело объявляет она, уже заводящему мотор мотоциклисту, и продолжает про церкви:
— У нас разгромили все церкви в Ливнах! Все! А в Ельце осталось 12 штук! По всей области еще остались. Болхов вот ещё Орловской области, там тоже город церквей! Там тоже была советская власть. Значит от населений зависит это всё? От местного! А не от советской власти! От людей просто! Понятно? Всё, пока!

#ВПоискахНаличников #Ливны #ЛипецкаяОбласть #ДеревянноеЗодчество #РусскаяАрхитектура #РезьбаПоДереву

Автор: ivan_hafizov

Основатель виртуального музея резных наличников

  • https://www.facebook.com/1694622220579238 Дарья Ушкова

    Не только в Засосенской. В центре Ельца их не меньше. :-)

  • https://www.facebook.com/1119028368145148 Marina Burkova

    Каждый рассказ просто прелесть что такое! Одна из ваших следующих книг просто должна называться (или хотя бы иметь подзаголовок) «Жизнь в обрамлении наличников»!

  • https://www.facebook.com/1006831006139216 Evgeny Gorbunov

    Ждем репортажа из Ельца)

  • https://www.facebook.com/930249710450984 Алёна Михайлова

    Какие прекрасные портреты Вы пишите!

    • https://www.facebook.com/508215545857483 Nalichniki

      Спасибо)