Абонент вне зоны действия сети

…— Здравствуйте! Вы не против я наличники сфотографирую?

— А для чего вам это? — как-то подозрительно смотрит на меня парень лет тридцати, в лёгком льняном костюме, сидящий одновременно в телефоне и на бежевом кожаном переднем сидении криво припаркованного около дома рэнжровера.

— Это для музея наличников. Я их изучаю просто, езжу по всей стране и фотографирую.

— А где это у нас такой музей? — допытывается он.

— Музей виртуальный: он только в интернете. Там фотографии только. — Я стараюсь улыбаться добродушно, но парень почему-то всё равно не унимается:

— А вы по фоткам вырезать их в смысле будете?

— Нет.  Ну в смысле пока не планировал. Я книгу о них пишу. — отвечаю я, начиная уже утомляться от этого допроса.

— А меня не будете фотографировать?

— Ну только, — протяжно говорю я, — если вы попросите…

— Нет, меня не надо, пожалуйста: меня тут не должно сегодня быть. А почему две камеры?

Я, пожалуй, впервые слышу этот вопрос не от детей (которых интересует сразу всё: почему одна красная, а другая желтая, а ещё, почему-то, являются ли они водонепроницаемыми, будто всё желто-чёрное непременно предназначено для погружений), поэтому решаю не отшучиваться привычно, что, мол, одна делает цветные фотки, другая же — чёрно-белые, а отвечаю как есть:

— Это чтоб объективы туда-сюда не менять… ну чтоб пыль внутрь камеры не попала: одна вблизи снимает, а другая вдаль.

И пока он не сгенерированным новый какой-нибудь вопрос, спрашиваю сам:

— Так вы не против? Если без вас?

— Да, снимайте-снимайте, конечно! Это не мой дом вообще! — огорошивает он меня, и продолжает, словно оправдываясь:

— Вы… Вы только не подумайте чего… я не это… просто я в командировке сейчас… не тут: в Иваново. А здесь же рядом, вот я и жигнул в Лежнево. Тут, знаете… у моих тут родительский дом на этих улицах стоит. Только я адрес не знаю точно…  вот, — он приподнимает в руке телефон, словно взвешивая его, — ищу его по старым фоткам…

— А позвонить-спросить? Или вы сюрпризом хотите нагрянуть? — весело начинаю я, но, глядя на загадочную улыбку, начинаю подозревать что-то…

— Нет-нет, я не… — мнётся он отчего-то, — Дом на самом деле давно продали, я тут в садик только отходил…

Он делает небольшую паузу, в которую я как раз успеваю сфотографировать наличники, а потом заканчивает фразу, которую я почему-то именно и ожидал услышать:

— А позвонить уже некому… некуда… туда мы пока пока ещё вышек не построили…

#ВПоискахНаличников #НиДняБезСтрочки #ИвановскаяОбласть #Лежнево #ДомоваяРезьба  #nalichniki #наличники

Дом Анатолия Александровича Николаева в Лежневе

…— Здравствуйте! А скажите пожалуйста, можно ли у вас наличники сфотографировать?

Женщина, что-то делавшая в небольшом палисаднике перед домом, разгибается, смотрит на меня несколько секунд непонимающе, потом возвращается к прерванному занятию, лишь ответив:

— Только меня, пожалуйста, не надо.
— Конечно, — говорю, — как скажете. А это кто-то из ваших родственников делал вероятно?

В Лежневе большое разнообразие наличников (к этому моменту я уже знаю, что здесь даже в пятидесятые работали одновременно несколько признанных мастеров), но эти ни на что не похожи.

— Да, это мой муж резал, — просто отвечает женщина не отрываясь от прополки.
— Очень красивые! Он был краснодеревщик видимо?
— Нет, был каменщик, строитель.
— Каменщик?! Неожиданно… А это давно он, не подскажете?
— Да вот недавно. Дом красили ну может лет семь прошло…
— Да?!.. Очень красивый..

Женщина не выпуская из одной руки инструмент с налипшими комьями земли, а из другой сорняки, распрямляется, смотрит на меня пристально.

— А это вы в Инстаграме наличники выкладываете?
— Да! — улыбаюсь, — Вы знаете? Ничего себе!
— Я, по-моему, на вас подписана…
— О, это так приятно… у меня первый раз так…
— Кстати Южу вот вы выкладывали, да?
— Да, было дело…
— Мой отец, родом из Южи. Вот видите-то… как он этот называется… — она показывает на верхнюю часть дома, — фронтон червой! Вот это из Южи привезённый. Я Как увидела, сразу поняла. Здесь таких больше нет.
— А сам дом? Тоже перевезенный?
— Нет, сам дом здесь сто лет стоит.
— Я смотрю, тут это не распространено…
— Да, вот только соседи одни, — она показывает на дом напротив, украшенный таким же образом, улыбается, — они у нас слизали. Это южская традиция… У него брат там, и у брата такой же в точности дом, и он себе такой же… И у отца в Григорове такой тоже.
— А как его зовет?
— Отца моего?
— Ммм… Резчика в смысле…
— Анатолий Александрович Николаев. Он покойный, нет его уж… Восемь месяцев скоро будет…

Немного молчим… Совсем недавно, надо же… Трудно что-то спрашивать дальше. Прячусь за фотоаппаратом и делаю несколько кадров, женщина, как-то тоже засобиравшись поднимает вырванные растения, исчезает с ними за калиткой. Возвращается через несколько минут.

— А он на заказ вырезал что-нибудь или вот только эти наличники для себя?
— Нет, это единственные, он только для себя сделал. Рисунок-то мой отец ему рисовал. Он только вырезал. Отец у меня умел рисовать, художник был, Палехскую школу кончил… ой не Палехскую… Как там… Хо́луйскую. Ещё до войны. И он рисовал. А мой вот не умел рисовать, но видел в объёме. Ты ему нарисуй, он скажет: «Ты мне вот здесь подправь, вот здесь подправь». Отец ему тын-тын-тын, и вот они это… 

Женщина поворачивается к дому, чтобы показать, что собственно стало результатом совместного труда двух родных ей мужчин. Я разглядываю детали, удивляюсь полёту фантазии. Замечаю жар-птицу наверху, спрашиваю.

— Красивый дом… только запущенный, болел он… В последнее время было ему не до́ чего. А там да… птица счастья…
— К вам тут наверное экскурсии ходят?
— Ну так, смотрят… Тоже мы сперва испортили резьбу-то. Вешали когда, как-то знаешь ни к чему было, что сейчас эти вот водяные краски-то для наружных работ… А мы маслом покрасили вот этой, эмалью. Она лу́пится, облезает, её надо шкурить, чистить, надо вот заниматься, а когда? Теперь одна… Ну два сына правда есть, но всё равно… так что вот, фотографируйте… Это резьба как бы липовая, и объем…
— А сколько он по времени резал, не подскажете?
— Долго он резал, долго… И долго они у нас висели, недоделаны были… Надоест ему, хочется чего-то другого, детали же повторяются, надо одно и тоже, одно и то же… Вроде надоест. Чего-ни-то другое сгонопетит. Ну так… Лет пять наверное ковырялся туда-сюда. А потом наверное лет пять валялися они у нас… У меня отец так и умер, так и не дождался, так и не увидел свои рисунки.
— А отец был художником?
— Да, он картины писал, выставлялся… Но сейчас уже всё куда-то делося… А потом он… Закладывал… пойдёт с картинкой, да кому-то там загонит за бутылочку… Умер тоже, поглядели, а там ничего-то уже и не осталося… На винцо, в удовольствие. Его уж нет двадцать четыре года… Отца-то… Так что фотографируйте… Я смотрю-смотрю…

#Лежнево #ИвановскаяОбласть #ВПоискахНаличников #ДомоваяРезьба #nalichniki #наличники

СохранитьСохранить

СохранитьСохранить

СохранитьСохранить

Разговорчики на фоне наличничков

…Иные разговоры хороши не целиком, а своими фрагментами:

Фотографирую, мимо проходит женщина с пакетами, и добродушно так замечает:
— Молодой человек, вы что-то потеряли!
Я начинаю вертеться в поисках:
— Где?
— Совесть, молодой человек! Разве не надо спрашивать разрешения?

Спросил в небольшом городке дорогу, разговорились:
— А вы в нашей гостинице поселились?
— Да, — говорю.
— О, а скажите, правда, что там столовая, что можно кушать сколько хочешь до отвала?
— Да, — смеюсь. — Шведский стол называется. Ну не совсем конечно до отвала, там столы стоят, подходишь берешь сколько надо.
— А я думала всё-таки врут… Надо же. А мы тут помираем мало-помалу.

Про достопримечательности:
— Танк наш видели? Ну постамент, в центре стоит?
— Проезжал, — говорю, — а что?
— Ха! Да вы хоть знаете, что это за танк?! Это, между прочим, тот самый танк! Это исторический танк! Это самый танк, с которого Сталин речь говорил на XX-м съезде КПСС призывая дать отпор немецко-фашистским захватчикам!
— Эээ… Танк?… Нет, — говорю, — не знаю такого. Вообще я думал, что у нас Ленин на броневике был, а на танк только Ельцин лазил.
— Знаете историю, ты смотри!

С человеком на крыльце:
— А чего снимаешь?
— Наличники! Это для музея.
— Наличники? А где это у меня?

С человеком в гражданском, но судя по обращению «мужчина, задержитесь на минуточку», имеющим отношение к «органам».
— А, вы только резьбу снимаете? — разочарованно. — Изготавливать будете?
— Нет, это для истории, а-то мало ли, сгорит дом, или перестроят его, а фотографии сохранились.
— Это вы на что намекаете?

С мальчишками семи лет на крутом спуске дороги, на окраине города. Их четверо, все на велеках разной степени раздолбанности:
— Дядь, а давай вы с горы поедете, а мы на велеках?
— Наперегонки?
Кивает.
— Так я ж а машине! Я же вас легко обгоню! — смеюсь.
— Нее, мы впереди поедем!

#Наличники_разговоры #ВпоискахНаличников #резьбаПоДереву #русскаяАрхитектура #Лежнево #ИвановскаяОбласть

PS Напоминаю, что , если вы любите резные наличники, и вам тоже бы хотелось найти способ сохранить эту красоту, заходите в по ссылке https://planeta.ru/campaigns/okno2018
— там я собираю деньги на тираж футболок с наличниками, потому что верю в их будущее.
Там же можно поддержать проект и просто так.
Спасибо вам!

Лежнево в блеске софитов


Конечно стена дома, на котором находится этот наличник совсем не чёрная. Но некоторые находки, сокровища исключительной ценности, стоит преподносить только в сиянии софитов и на чёрном бархате.

Лежнево. Ивановская область.
#nalichniki  #наличники #лежнево  #деревянноезодчество #домоваярезьба